Записаться на прием ПОДАТЬ ЗАЯВЛЕНИЕ Задать вопрос

Прием в ИК №5: медицина, судебные решения и… дезертир поневоле

19 сентября 2023

В Исправительной колонии № 5 Светлана Агапитова провела очередной выездной прием. Петербургский Уполномоченный и сотрудники аппарата разбирались в ситуациях заключенных, обратившихся за помощью. Также в работе участвовала помощник начальника УФСИН по соблюдению прав человека в уголовно-исполнительной системе Елена Кузнецова.

Всего выразили желание прийти на прием 13 граждан, отбывающих наказание. Кому-то было достаточно консультации на месте, а чьи-то проблемы требуют более основательного вмешательства. Большинство вопросов традиционно касаются медицины. А вот одна история по степени своей абсурдности, пожалуй, затмила бы не только все услышанное на приеме, но и большинство «киношных» сюжетов…

Сейчас в Исправительной колонии №5 отбывают наказание около 700 заключенных 9 из которых – инвалиды. В основном здесь содержатся те, кто был осужден впервые. 480 человек трудоустроены на производстве и в хозотряде. В школе обучаются 107 граждан, 237 – осваивают профессию в училище.

Дезертир поневоле

От ошибок никто не застрахован и человек, оступившийся впервые, должен иметь шанс исправиться. Более того, государство и общество должны помочь ему в этом, поддержать и направить к свету законопослушной жизни. Однако порой бюрократическая система отрабатывает так, что от падения в кромешный мрак рецидива человека отделяет мелочь, которой он и значения то не придает…

Пришедший на прием к Уполномоченному Иван* был некоторое время назад осужден условно. Порадовавшись, что избежал лишения свободы, твердо решил встать на путь исправления и больше не вступать в конфликты с законом. Как и положено лицу его статуса – соблюдал предписанные ограничения и отмечался в уголовно-исполнительной инспекции.

Когда получил повестку из военкомата, незамедлительно туда направился и был мобилизован на военную службу. События развивались столь стремительно и непривычно, что сейчас уже сложно понять кто и кого тогда не проинформировал должным образом. Важно то, что уголовно-исполнительная инспекция оказалась не в курсе перемен в жизни подконтрольного гражданина…

Через непродолжительное время Иван отправился в зону проведения СВО. А по месту жительства его уже разыскивали. Констатировав отсутствие «условника», уголовно-исполнительная инспекция признала его скрывающимся от контроля и обратилась в суд. Условное осуждение было отменено и назначен реальный срок лишения свободы. Ивана объявили в федеральный розыск…

К тому времени сам герой этой истории успел хорошо себя зарекомендовать в ходе боевых действий и даже был поощрен кратковременным отпуском. Однако до дома он не доехал – был водворен в исправительную колонию № 5, отбывать положенный срок. И это еще не все…

Очевидно, что в положенный срок в расположение своего воинского подразделения Иван вернуться не смог. И здесь уже четко отработала другая система. В итоге сейчас мужчина обвиняется в дезертирстве, что, естественно, грозит суровым наказанием…

История эта поражает не только своим драматизмом, но и жесточайшей парадоксальностью. Участие в СВО обернулось для гражданина не снятием судимости, а перспективой лишения свободы дважды… При этом, не устаешь удивляться насколько четко порой отрабатывает бюрократическая машина, которой для назначения наказания в принципе и человек-то не нужен. Все как в известном фильме, когда актер Бубенцов вопрошал графа Мерзляева: «Вы ж понимаете, что я невиновен, ваше сиятельство?», а тот лишь разводил руками в ответ: «Я-то может и понимаю, да поделать ничего не могу. Теперь уж не я дело веду, бумага его ведет…»

Светлана Агапитова выяснила, что в настоящее время в защиту Ивана подана апелляционная жалоба. Сотрудники аппарата свяжутся с его адвокатом и, если потребуется, окажут возможную помощь. Моральную тяжесть обвинений в дезертирстве облегчает тот факт, что сослуживцы в курсе злоключений Ивана – в колонии его навещал командир подразделения. И все же, с формальной стороной этого дела тоже предстоит работать…

Лечиться лучше на свободе

Более трети всех пришедших на прием жаловались на качество медицинской помощи. В нескольких ситуациях требуется обследование и постановка диагноза. Осложняется дело тем, что, находясь на воле, граждане не уделяли должного внимания состоянию своего здоровья и никаких медицинских документов о наблюдении не имеют.

Помощник начальника УФСИН по соблюдению прав человека в уголовно-исполнительной системе Елена Кузнецова проинформировала о том, что примерно раз в квартал во всех учреждениях будут проводится выездные обследования с участием специалистов разного профиля. Те, кому это необходимо, будут включены в списки.

Заключенный, принимающий антиретровирусную терапию, пожаловался на то, что ему предлагают изменить схему, а он опасается побочных эффектов. Дело в том, что в местах лишения свободы предлагаются препараты, закупленные централизованно. На их основе предлагается три схемы лекарственной терапии. Того препарата, который заключенный принимал ранее, в действующих вариантах нет. Однако говорить о побочных эффектах тоже еще рано – это лишь предположение.

Проблема с препаратами есть и у другого заключенного. Для лечения аутоиммунного заболевания он должен получать лекарства в Клинической ревматологической больнице №25. Из близких людей у него только жена, которая, по его словам, не располагает временем забирать и привозить медикаменты, поскольку занята воспитанием детей. А посему он считает, что его должны возить в больницу сотрудники УФСИН.

Ему разъяснили, что конвоирование с подобными целями не предусмотрено действующей нормативной базой. Что касается доставки препаратов, то сотрудники уголовно-исполнительной системы организуют это с помощью волонтеров – такая практика есть. Необходимо только оформить доверенность на получение. Светлана Агапитова также предложила помощь в организации этого процесса, если это потребуется.

Иногда достаточно разъяснений…

Зачастую, ситуации, с которыми заключенные приходят на прием, требуют их личного участия, и они могут это делать, отбывая наказание. Только не знают, с чего начать и как действовать. В таких случаях петербургский Уполномоченный и сотрудники аппарата дают необходимые разъяснения.

Один из осужденных был обеспокоен тем, что после смерти матери половина ее квартиры досталась некой женщине. О завещании он ничего не знал и о своих правах не заявлял. Ему объяснили порядок восстановления срока принятия наследства.

Традиционно несколько обращений касались несогласия с вынесенными судебными решениями. Однако все апелляционные инстанции уже пройдены, а оснований для пересмотра нет.

В случаях, когда ситуации требуют дополнительного изучения, заключенным предлагалось написать заявление на имя петербургского Уполномоченного. Далее с ними будут работать специалисты аппарата.

«По-моему, практика регулярных приемов в учреждениях уголовно-исполнительной системы очень продуктивна, - говорит Светлана Агапитова. – Конечно, есть возможность обратиться ко мне и в письменной форме, но это получается не так оперативно. Да и личное общение сложно заменить. Кроме того, зачастую достаточно просто консультации, разъяснений, а не тратить время на переписку.

Отдельного внимания заслуживают из ряда вон выходящие ситуации, как, например, вот эта с участником СВО. Важнее всего, чтобы человек, поскорее вышел на свободу, и тут мы окажем всевозможное содействие. Но для пользы дела, неплохо бы все-таки выяснить – где произошел тот самый роковой сбой в работе ведомств, приведший к таким последствиям».

________________________

*имя изменено


Архив новостей
00:00